Главная/ Новости/ 20.02.2021 - аналитическая справка: межсекторное взаимодействие на муниципальном уровне в Волгоградской области: механизмы результативного социального диалога
20.02.2021 — аналитическая справка: межсекторное взаимодействие на муниципальном уровне в Волгоградской области: механизмы результативного социального диалога

МЕЖСЕКТОРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НА МУНИЦИПАЛЬНОМ УРОВНЕ В ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ:

 МЕХАНИЗМЫ РЕЗУЛЬТАТИВНОГО СОЦИАЛЬНОГО ДИАЛОГА

мониторинг

 

Мониторинг проведен с 15 декабря 2020 года по 15 февраля 2021 года в 31 сельском районе Волгоградской области социологической группой Института гражданского общества.

В данной аналитической справке отражены результаты исследования как апробации методик для тиражирования практик мониторинга и оценки проблемы.

Цель исследования: мониторинг актуальной ситуации (2018-2020 гг) для продвижения механизмов межсекторного взаимодействия на муниципальном уровне.

Целевые группы: представители социально ориентированных некоммерческих организаций (включая организации территориального общественного самоуправления, добровольческие объединения)  муниципальных районов Волгоградской области – 242 респондента; представители органов местного самоуправления региона – 106 респондентов.  Всего  опрошено 348 чел.,  что можно считать репрезентативным числом для данной выборочной совокупности.

В соответствие с поставленными целями определены задачи данного диагностического исследования:

  1. Определить наличие и характер взаимоотношений социально ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО) и органов местного самоуправления (ОМСУ/МСУ) регионов;
  2. Обозначить приоритетные цели, направления и механизмы взаимодействия СО НКО и ОМСУ;
  3. Выявить проблемы, трудности и перспективы взаимодействия участников диалога.

Методы исследования.  Основным методом исследования выступает полуформализованное интервью для руководителей и активистов социально ориентированных некоммерческих организаций (включая ТОСы) сельских территорий Волгоградской области и для сотрудников органов местного самоуправления региона, отвечающих за осуществление полномочий по взаимодействию с гражданами и общественными объединениями.

Данный инструментарий (анонимное анкетирование) позволяет выявить оценку уровня и проблем взаимодействия социально ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО) и органов местного самоуправления сельских территорий как основы результативного диалога.

Анкетирование дополнено неформальными интервью с участниками целевой группы, в т.ч. руководителями администраций сельских районов, депутатами районных дум, председателями и активистами ТОСов.

Метод интервью избран как наиболее целесообразный для получения оценочной информации об отношениях сотрудников ОМСУ и гражданских активистов к проблемам взаимодействия, критериям и  формам осуществления результативного диалога, а также предложений по решению поставленных правовых, организационных, кадровых и иных вопросов.

Структура интервью состоит из нескольких блоков, посвященных общей информации об уровне взаимоотношений СО НКО и ОМСУ сельских районов, формах и механизмах взаимодействия, путях решения выявленных проблем, мобилизации ресурсов развития территорий.

Результаты анкетирования обработаны компьютерным способом; с вероятностью не ниже 96, 5%, можно предположить, что между выявленными признаками существует значимая статистическая связь.

 

  1. Наличие и характер взаимоотношений социально ориентированных некоммерческих организаций и органов местного самоуправления Волгоградской области

 

На вопрос о наличии взаимодействия с органами муниципальной власти 73,6% НКО сельских территорий ответили положительно, и соответственно 24% — отрицательно. Включенность во взаимодействие органов местного самоуправления, по оценке представителей МСУ, значительно выше: 97,4%.

32,2% НКО сельских районов области регулярно контактируют с властью; соответственно 28,3% — иногда, 32,5% — редко. Таким образом, респонденты разделились почти поровну по трети, в т.ч. более 30% включены в процесс взаимодействия на постоянной основе.

В то же время 80% представителей МСУ считают себя постоянно включенными в процесс взаимодействия. «От случая к случаю» общаются с НКО менее 20% волгоградских МСУ.

При этом 28% представителей НКО, которые не взаимодействуют с МСУ, указали на то, что пытались установить взаимоотношения, но не удалось,  9,9 % — не считают это необходимым.

На вопрос об обращении НКО к органам местной власти с просьбой оказать поддержку деятельности организации свыше половины (53,7%) ответили утвердительно (регулярно или достаточно часто);  треть (33%) обращались в исключительных случаях, а около 10 % — не обращались никогда. Регулярно работают с обращениями НКО  65, 3 %  МСУ,  иногда – 18, 5%, редко – 2, 5%, никогда – 10,8%.

Результаты таких обращений описываются сельскими СО НКО следующим образом: «чаще выполнялись» — 27,2%, «чаще не выполнялись» — 43, 5%,  «не выполнялись никогда» — 28,6%. В то же время представители МСУ считают, что практически выполняются 68,7% обращений,  не выполняются – 29,8%.

Таким образом, по оценке респондентов, межсекторное взаимодействие на муниципальном уровне утвердилось в регионе как практика достаточно интенсивных контактов социально ориентированных некоммерческих организаций и органов местного самоуправления при высокой включенности сторон диалога в эти процессы.

 

  1. Приоритетные цели, направления и механизмы взаимодействия СО НКО и ОМСУ 

Цели взаимодействия представители СО НКО и МСУ определяют в разной пропорции. (В данном блоке респонденты отмечали несколько вариантов, составляя шкалу предпочтений.)

Представители МСУ отдают предпочтение участию в совместных рабочих группах, комиссиях — 50,3%, осуществлению поддержки НКО в реализации социальных проектов —  41%,  приему ходатайств об оказании помощи целевым группам НКО — 17,6%, консультативной работе — 17,3%, получению заказов на выполнение работ, оказание услуг — 13,8%, получению НКО бюджетного финансирования (грантов) – 9,8%.  В то же время,  ОМСУ не считают важными безвозмездную передачу имущества/помещений НКО – 3,5%, содействие в установлении связи НКО с бизнесом – 2,1%.

Представители СО НКО указывают, прежде всего, на необходимость получения поддержки в реализации своих проектов – 68,4%, получения целевого бюджетного финансирования (грантов) – 42,3 %, безвозмездного получения имущества и/или помещения — 21,9%, ходатайства об оказании помощи опекаемой организацией лицам — 14,8%.  В то же время представители НКО достаточно равнодушны к участию в работе комиссий и рабочих групп (6,8%), консультативной работе (4,9%), получению заказов на оказание услуг (7,2 %).

Интерес к взаимодействию СО НКО с органами власти ранжировали следующим образом: «помощь в финансировании проектов организации» — 56, 8%,  «возможность осуществления более масштабных проектов» — 22,6%,  «возможность решения вопросов в административных учреждениях» — 31,3 %. В то же время значительно меньший интерес вызывает возможность информированности о деятельности органов власти (7, 5%) и лоббирование органов власти для увеличения  помощи НКО со стороны бизнеса (4,3%).

С точки зрения ОМСУ взаимодействие с СО НКО необходимо для решения вопросов в административных учреждениях (57,2%), расширения масштабов проектов НКО (46,1%),  помощи в финансировании проектов (20,5%), информации о деятельности органов власти (30, 4%).  17,4 % представителей НКО и 3,6% МСУ затруднились ответить о назначении процесса взаимодействия.

Одним из важнейших на всех этапах выстраивания результативных диалогов СО НКО и органов местного самоуправления является установление системы взаимного информирования о деятельности друг друга.

В Волгоградской области самыми популярными источниками информации являются печатные и электронные СМИ (НКО — 41,2%, МСУ — 52, 3%), Интернет (соответственно 85,8% и 98,5%). Документы в консультационно-правовых базах доступны 76,8% МСУ и 15,2% НКО.  Совместные мероприятия с участием чиновников и гражданских активистов используют 30,7 % представителей НКО и 69,8 % МСУ, личное общение — 25,6% НКО и 45% МСУ. «Горячие линии» не пользуются популярностью у участников взаимодействия (соответственно 9,4 % НКО и 14, 7% МСУ), также как и «ответы на вопросы в органах власти» — 4,7% НКО и  16,3% МСУ.

Уровень удовлетворенности информированностью о деятельности органов власти в Волгоградской области выражен следующим образом: 25,3 % НКО и 56,4% МСУ  — «да, вполне», «не полностью» — 32,3 % НКО и 30, 4% МСУ, «не удовлетворен» — 49,2 % НКО и 6,8% МСУ.  Таким образом, более 85 % представителей МСУ вполне или частично удовлетворены нынешним уровнем информированности  о деятельности НКО, а более 3/4 НКО высказывают явное неудовлетворение.

Активизации взаимодействия СО НКО и ОМСУ содействует участие сторон в конкурсах на финансирование проектов регионального и федерального уровня. О своем участии в таких  конкурсах заявили 28,5% респондентов – представителей ОМСУ и 18,2% — СО НКО сельских территорий. При этом об отсутствии опыта разработки и реализации проектов  сообщили 42,1% сотрудников ОМСУ и 68,8% сельских СО НКО.

По словам опрошенных представителей ОМСУ финансовую поддержку грантодающих фондов (региональных и федеральных) получали 18,2% проектов, а СО НКО – 3,5%. Респонденты ОМСУ указали, что получили финансовую поддержку программ Фонда президентских грантов, БФ «Лукойл», а также в рамках региональной программы «Комплексное развитие сельских территорий»; респонденты СО НКО –Фонд президентских грантов. Большинство респондентов (71,2%) затруднились ответить.

Наиболее распространенной институциональной формой межсекторного взаимодействия в Волгоградской области являются общественные советы (рабочие группы, координационные советы и т.д.), в которые, по оценке респондентов,  входят 28, 7%, т.е. 1/3 представителей СО НКО. В то же время  в эти структуры не входят 70,2 % волгоградских НКО.

Достаточно интересен и важен вопрос о функциях этих форм взаимодействия. Представители волгоградских НКО выстроили следующую иерархию: обсуждение вопросов, затрагивающих деятельность СО НКО — 36,3%,  обсуждение взаимодействия при реализации конкретных программ — 41,2%,  обсуждение общественных инициатив — 12,3%, экспертиза проектов – 4,8%, подготовка рекомендаций органам власти в отдельных сферах – 1,7%.

С точки зрения МСУ, наиболее важными являются обеспечение взаимодействия при реализации конкретных программ, обсуждение проектов общественных инициатив (соответственно 40,7% и 25,0%),  подготовка рекомендаций по отдельным вопросам (соответственно 28% и 16,3%),  обсуждение вопросов, касающихся СО НКО (соответственно 20,7% и 8,7%).

Некоторым маркером выстраивания системы взаимодействия является поощрение гражданских активистов со стороны органов власти. За последние 3 года 16,2% представителей сельских НКО были отмечены грамотами (благодарственными письмами, дипломами). Для МСУ региона уровень поощрения: — 21,2% (это свидетельствует о нацеленности МСУ на интенсификацию межсекторных диалогов).

Поскольку не со всеми, работающими на территории НКО, органы муниципальной власти сотрудничают, представляет интерес выяснение критериев взаимодействия, выбора организаций-партнеров.

Сельские ОМСУ такими критериями считают: соответствие мероприятий НКО планам работы органов власти – 68,7%; нацеленность СО НКО на помощь определенным слоям населения – 37,7%; заинтересованность НКО в совместной работе, готовность к диалогу – 35,6%; масштаб деятельности организации – 38,2%; конструктивность подходов, компетентность и ответственность НКО – 25,1%; личные связи – 0% ; (респонденты отмечали несколько вариантов ответа).

С точки зрения НКО ведущим мотивом являются личные связи — 62,6 %. Далее следуют: заинтересованность НКО в совместной работе, готовность к диалогу —  42,7%; соответствие мероприятия плану работы администрации — 40,3 %; нацеленность НКО на помощь определенным слоям населения  — 18,4%; масштаб деятельности организации — 10,6%; конструктивность подходов,  компетентность – 7,4 %.

Определяя преимущества партнерства с муниципальными структурами, респонденты НКО отмечают  заинтересованность структур власти в сотрудничестве — 33,6% (сравним: МСУ — 67,5%); обязательность структур власти — 9, 9%, (МСУ — 68, 8%);  безопасность сотрудничества — 11,7% (МСУ — 31,6%). В двух позициях точки зрения НКО и МСУ совпадают: возможность поддержки организации (51,3 % и 53,2 % соответственно), а также личные качества представителей секторов (16,7% и 15,4 % соответственно).

Степень заинтересованности местной  органов власти в сотрудничестве с СО НКО ранжируется следующим образом: искренняя заинтересованность в предстоящем сотрудничестве — 56, 3% (сравним: НКО-11,7%), некоторый интерес к сотрудничеству – 43,8% (НКО — 16, 3%), готовность сотрудничать по отдельным вопросам – 42,1% (НКО – 27,4%). Отрицательные позиции дают наибольшие расхождения: попытка заменить реальное взаимодействие декларациям – 9,2% (НКО – 58,7%), негативное отношение к взаимодействию с СО НКО в целом – 5,3% (НКО — 47,2 %).

На обобщенный вопрос об удовлетворенности развитием взаимодействия муниципальной власти и СО НКО получены следующие результаты: «полностью удовлетворены» — 12,6% НКО «частично удовлетворены» 24,8%; «не удовлетворены» — 56,3%; затруднились ответить 5,2% НКО.

Развитием взаимодействия полностью удовлетворены 45,7% ОМСУ сельских территорий; частично удовлетворены – 39,9%. Неудовлетворительно оценили уровень взаимодействия 14,1% респондентов МСУ.

В целом, удовлетворенность уровнем развития взаимодействия выразили примерно 40% НКО Волгоградской области. Удовлетворены развитием сотрудничества почти 85% ОМСУ.

 

  • Проблемы и перспективы взаимодействия участников диалога.

 

Наиболее интересным представляется выявление основных проблем и трудностей, препятствующих развитию результативного взаимодействия СО НКО и муниципальных структур сельских территорий. Оценки респондентов по предложенным позициям представлены в  таблице 1 (в данном блоке предоставлялась возможность выбрать несколько вариантов ответов).

 

Проблемы взаимодействия СО НКО ОМСУ
Разобщенность СО НКО при осуществлении взаимодействия 9,7% 66,3%
Невысокая активность НКО 15,2% 73,8%
Завышенные требования СО НКО к МСУ 4,9% 76,3%
Невысокий уровень профессионализма СО НКО 10,4% 81,8%
Несовершенство законодательства, отсутствие механизмов взаимодействия 11,2% 39,8%
Субъективность органов власти в выборе партнера 44,1% 12,6%
Негативная оценка властями деятельности СО НКО 49,6% 7,4%
Бюрократизм структур власти 61,6% 3,5%
Коррумпированность чиновников 42,4% 1,2%
Недостаточная информированность органов власти о возможностях НКО 24,3% 6,5%
Взаимодействие строится на личных связях и контактах

 

70,3% 8,9%
Трудности в получении информации о деятельности органов власти 9,2% 3,6%
Трудности в получении информации о деятельности СО НКО 4,3% 7,5%

Табл.1

 

 

Перечень проблем, определяющий трудности формирования механизмов межсекторного взаимодействия, и предложенный для оценивания респондентами, с точки зрения региональных и муниципальных экспертов является реальным и объективным.

Здесь важно не только зафиксировать различия в оценке ситуации, но и определить пути понимания и преодоления конфликтных позиций.

Картина в сельских территориях области: уровень конфронтации оценок продемонстрирован весьма отчетливо – рейтинг каждой позиции представителями НКО и МСУ выглядит полярной, причем от 3 до 10 раз. Так, по позициям «разобщенность НКО» — 66, 3% (НКО – 9,7%); «невысокая активность НКО»  — 73,8% (НКО – 15,2%); «завышение требований НКО к МСУ» — 76,3% (НКО – 4,9%). «Зеркальная» оценка НКО по отношению к ОМСУ: «субъективизм ОМСУ в выборе партнера» (НКО – 44,1%, МСУ – 12,6%),  «негативная оценка властями деятельности НКО» (НКО – 49,6%, МСУ – 7,4%), «бюрократизм структур власти»(НКО – 61,6%, МСУ – 3,5%), «коррумпированность чиновников» (НКО – 42,4%, МСУ – 1,2%), «недостаточная информированность органов власти о возможностях НКО» (НКО – 24,3%, МСУ – 6,5%), приоритет «личных связей и контактов» во взаимодействии (НКО – 70,3%, МСУ – 8,9%).

Критически оценив актуальную ситуацию реального межсекторного взаимодействия, респонденты ранжировали свои предложения по развитию диалога, обратив их как к органам местного самоуправления, так и к социально ориентированным некоммерческим организациями.

  1. Предложения респондентов органам муниципальной власти сельских территорий для улучшения взаимоотношений с СО НКО (таблица 2, возможен выбор нескольких вариантов ответов):
Предложения НКО МСУ
Облегчить доступ информации о конкретной деятельности власти 21,5% 47,2%
Шире привлекать НКО к экспертизе проектов 10,2% 14,8%
Создавать больше консультативных советов 8,8% 68,3%
Обеспечить открытость конкурсов на выполнение работ и услуг 74,1% 10,4%
Организовать подготовку проектов для представления на региональные и федеральные конкурсы 75,3% 28,1%

Табл.2.

 

Таким образом, представители органов местного самоуправления в большой степени готовы к привлечению СО НКО к экспертной деятельности, формированию общественных (консультативных и иных советов), расширению информационного поля взаимодействия. Такого рода совместная деятельность (неэкономическая) необходима, прежде всего, на уровне разработки и принятия управленческих решений, что прежде всего важно для ОМСУ.  Что касается СО НКО, то они, прежде всего, настроены на экономические формы взаимодействия —  конкурсы на выполнение работ и услуг, социальный заказ, гранты и др.  (около ¾ респондентов), считая остальные формы лишь сопутствующими.

 

  1. Предложения о деятельности НКО для улучшения взаимодействия с органами власти (таблица 3, возможен выбор нескольких вариантов ответов):

 

Предложения Волгоградская область
НКО МСУ
Обращаться к органам власти с предложениями о сотрудничестве (не с просьбами): 35,3% 68,2%
Повысить профессионализм деятельности НКО

 

27,6% 64,5%
Координировать взаимодействие с другими НКО 30,3% 44,2%
Шире внедрять в практики взаимодействия проектные технологии 71,1% 31,3%
Расширять присутствие НКО в совещательных (консультативных) органах при МСУ 14,1% 40,2%

Табл.3.

 

Органы местного самоуправления, прежде всего, отмечают насущную потребность взаимодействия с СО НКО на основе обсуждений конструктивных предложений (в т.ч., о формах взаимодействия), ограничивая просьбы и ходатайства (68,2%). Далее подчеркивается необходимость преодоления разобщенности НКО и сотрудничестве с объединенными общественными силами (44,2%).

Оценки ОМСУ и НКО разошлись в вопросе повышения профессионального уровня деятельности организаций. 64,5% ОМСУ указали на эту позицию, как одну из важнейших. Что касается расширения присутствия представителей СО НКО в совещательных (консультативных) советах при органах власти, респонденты в принципе поддержали эту позицию, но достаточно сдержано. Насущную необходимость организации подготовки проектов для представления на конкурсы по финансированию их реализации отметили 3/4 респондентов НКО и около 1/3 ОМСУ. При этом опрошенные СО НКО полагают, что именно органы муниципальной власти должны взять на себя организацию и управление процессами внедрения проектных технологий.

Таким образом, определяя исходные позиции для продвижения институтов, форм и механизмов межсекторного взаимодействия на муниципальном уровне, респонденты сельских районов Волгоградской области обозначили приоритетные направления развития социального партнерства на ближайший период.

 

IV.Выводы и рекомендации

На муниципальном уровне потребность в совместной деятельности ощущается сильнее, поскольку  задач, связанных с повседневными нуждами людей и развитием территорий решается гораздо больше, а ресурсообеспеченность значительно скромнее.

Межсекторное взаимодействие на муниципальном уровне развивается, в целом, достаточно широко и активно, что свидетельствует о востребованности объединения усилий, прежде всего, в решении вопросов социальной политики. К настоящему времени в субъектах РФ уже накоплен разнообразный, хотя и несистематизированный опыт результативных муниципальных диалогов власти и общества.  Вместе с тем, существуют определенные препятствия для более широкого и глубокого внедрения различных форм и механизмов межсекторного взаимодействия. В частности, этому мешают недостаточный профессионализм многих участников диалога, информационный «хаос», затрудняющий обмен опытом между регионами и местными сообществами, отсутствие приемлемого правового обеспечения социального партнерства.

Потребность в таком диалоге, как подтвердило данное исследование, существует реально, ее испытывают и органы власти, и институты гражданского общества, но сам процесс диалога скорее напоминает два самостоятельных монолога, произносимых одновременно.

Почему же так мало примеров эффективного диалога и сотрудничества? Представляется, что есть несколько ключевых  проблем, которые сдерживают развитие  реального взаимодействия между гражданскими организациями и органами власти на муниципальном уровне. Отметим некоторые из них.

  • Недостаточный уровень информированности сторон диалога о специфике и интересах своих партнеров. Этот тезис подтвержден и в ходе данного исследования: стороны не проявили должного внимания к интересам партнеров по диалогу. Многолетний опыт работы в этой сфере дает богатую фактическую базу примеров глубочайшего невежества, как со стороны некоммерческих организаций, так и со стороны органов власти.

Многие сотрудники ОМСУ, даже специализирующиеся на работе с общественностью, представления о некоммерческом секторе вынесли еще из предшествующего периода. Для них понятны только общественные объединения, о существовании других форм некоммерческих организаций они, как правило, не знают, или не придают этому значения. Общественная деятельность для таких служащих – синоним бесплатной деятельности – активности, которая нуждается в организующем руководстве с их стороны.

Со своей стороны, представители некоммерческого сектора, довольствуются  обыденными представлениями об органах власти: по мнению подавляющего большинства функционеров НКО, ссылка на пределы компетенции является только отговоркой, а не реальным ограничителем в деятельности  муниципальных структур. Многие представители НКО (в т.ч. ,ТОСов) искренне верят, что именно они выражают подлинные интересы общества, а органы власти обязаны их реализовывать.

Парадокс в том, что обе стороны воспринимают себя как поставщиков целей, а своих «визави», как их исполнителей и источник ресурсов, в т.ч., человеческих.

Изменить ситуацию возможно только через реальное трехсекторное взаимодействие, значительное повышение уровня гражданской компетентности, базирующегося на современном (адекватном) образовании.

  • Недостаток технологической проработки организации самого процесса диалога. Межсекторное взаимодействие зачастую ведется методом проб и ошибок без должной технологической проработки. Зачастую на практике применяются формы, но не технологии взаимодействия.

Процедуры диалога нуждаются в технологизации, то есть в пошаговом выстраивании до получения желаемого результата. Стабильный диалоговый процесс должен также закрепляться  в форме нормативных правовых актов, процедур и механизмов, чтобы обеспечить его легитимность для органов власти и вписать диалог в регламенты их деятельности.

  • Отсутствие инфраструктуры межсекторного взаимодействия, содействующей организации и проведению диалога,  отсутствие кадров –  медиаторов  диалогового процесса. Наличие этой проблемы редко осознается как причина неудач взаимодействия.

Организация диалога власти и общества является осознанной необходимостью, но для перехода этого диалога в реальную практику требуются не только декларации и политическая воля,  но и серьезные усилия по созданию условий для эффективного диалога, которые формируются по мере решения возникающих проблем. Нужно понимать все сложности этого процесса и подходить к нему, как к отдельной задаче.

В реальной практике острая необходимость поддержки межсекторного диалога может быть осуществлена через:

  • подготовку сторон (выяснение ожиданий, оформление предложений, информирование о специфике партнеров по диалогу и пр.);
  • подготовку возможного сценария исходя из предварительной информации;
  • проведение в качестве модератора самого диалога;
  • оформление принятых решений и согласование их со сторонами;
  • оказание консультативной помощи участникам процесса и сопровождение реализации совместных проектов.

 

Решение этих и иных задач в течение ближайшего времени становится особенно актуальным в связи с включением местного самоуправления в систему публичной власти, что требует интенсивного развития теоретической и практической деятельности по ряду направлений, добиваясь включения технологических достижений в практику муниципальных диалогов.

Во-первых, необходимо значительно углублять и расширять  исследования в сфере технологий и механизмов межсекторного взаимодействия. В настоящее время комплексных длительных исследований технологий социального партнерства на местном уровне почти не проводятся. Определенный вклад в обобщение практики муниципалитетов вносят НКО, однако специфика их работы не позволяет проводить системные исследования.

Во-вторых, надлежит развивать деятельность по внедрению в практику технологии по масштабированию накопленного практического опыта.  В этом деле необходимо добиться массового понимания того, что именно технологичность способствует максимальной эффективности и результативности межсекторного взаимодействия.

В-третьих, практика муниципальных диалогов свидетельствует о том, что наиболее успешными механизмами развития территорий и мобилизации общественных ресурсов выступает программно-целевой метод, связанный с реализацией конкретных проектов, интегрированных в региональные программы. Обоюдная заинтересованность партнеров в привлечении финансовых и иных ресурсов путем включения в целевые программы создает реальную основу для продвижения результативных диалогов в интересах населения.

В-четвертых, следует перейти к широкомасштабной образовательной деятельности по обучению технологиям межсекторного взаимодействия. При этом представляется важным сочетать подготовку молодых специалистов в данной области с переподготовкой или повышением квалификации уже работающих в сфере межсекторного взаимодействия представителей как сотрудников ОМСУ, так и гражданских специалистов. На сегодняшний день на систематической основе такая переподготовка не проводится. Тренинговая работа не может заменить непрерывного образования  в этой сфере.

В-пятых, желательна организация сопровождения и консультационной деятельности в области межсекторного взаимодействия, которая бы способствовала внедрению в практику широкого спектра проектных технологий, включая управление изменениями. Составной частью процесса такого сопровождения выступает информационно-технологическое обеспечение, в т.ч. материально-техническое и программное.

Все эти меры укладываются в реализацию концепции социального партнерства: именно межсекторное взаимодействие позволит не только повысить качество разработки основных аспектов социальной политики и планирования конкретных шагов по различным направлениям, но и эффективнее реализовывать ее на местном уровне.

 

 

Социологическая группа

Волгоградского института гражданского общества

Проекты
Новости