Главная/ Новости/ Аналитическая справка: Определение актуальной ситуации развития добровольческой деятельности в регионе
Аналитическая справка: Определение актуальной ситуации развития добровольческой деятельности в регионе

Опрос произведен социологической группой Института гражданского общества с 1 декабря 2019 года по 15 февраля 2020 года на территории Волгоградской области (г.Волгоград, 33 муниципальных образования).

В данной справке отражены предварительные результаты исследования актуальной ситуации развития волонтерства для апробации методик и оценки проблем добровольческого движения региона.

Цель исследования – мониторинг актуальной ситуации для продвижения технологий развития добровольческой деятельности в регионе.

Целевая группа: руководители и сотрудники добровольческих объединений, участники добровольческого движения региона, в т.ч. организации и группы волонтеров социально ориентированных некоммерческих организаций, средних и высших учебных заведений, муниципальных учреждений культуры и социальной защиты.

В ходе опроса распространено 828 анкет среди объединений и групп, зарегистрировавшихся на сайте добровольцыроссии.рф как добровольческие (по состоянию на 01.12.2019 г.). Получено и включено в массив исследования 252 анкеты (30,5%).

Кроме того, в базу исследования включены анкеты опроса 63 руководителей и сотрудников НКО региона из числа организаций, не зарегистрированных на сайте добровольцыроссии.рф, но ведущих социально значимую деятельность.

В соответствие с поставленными целями определены задачи исследования:

  • определить актуальную ситуацию развития добровольческой деятельности в регионе, ее масштабы и структуру;
  • обозначить приоритетные направления добровольческой деятельности в регионе, мотивы и формы развития волонтерского труда;
  • выявить трудности и проблемы добровольчества, стимулы и перспективы их устойчивого развития.

 

 Методы исследования. Основным методом исследования выступает полуформализованные интервью для руководителей, сотрудников и участников добровольческих объединений, включая волонтерские группы и центры, социально ориентированные некоммерческие организации, объединений и групп волонтеров муниципальных учреждений культуры и социальной защиты, средних и высших учебных заведений, гражданских активистов.

Данный инструментарий (анонимное анкетирование) позволяет выявить оценку руководителями и участниками добровольческого движения, результативности и устойчивости их деятельности, а также проблем и перспектив развития волонтерской деятельности, ее масштабов, форм, устойчивости. Анкетирование дополнено неформальными интервью с представителями целевой группы сообщества.

Структура интервью состоит из нескольких блоков, посвященных общей информации об уровне развития добровольчества в регионе, в масштабах, формах и мотивах добровольческой деятельности региона, путях решения выявленных проблем.

Итоги анкетирования обработаны компьютерным способом, и с вероятностью не ниже 96,5%, можно предположить, что между выявленными признаками существует значимая статистическая связь.

 

 

  1. Определение актуальной ситуации развития добровольческой деятельности в регионе, ее масштабы и структура

 

По официальным источникам на 1.12.2019 года на сайте добровольцыроссии.рф зарегистрировались как добровольческие 828 объединений, учрежденные на базе:

средних и высших учебных заведений – 61,3% (54,3% — средние общеобразовательные школы, 7% — вузы и ССУЗы);

муниципальных учреждений культуры и социальной защиты – 20%;

администраций и их структурных подразделений (комитетов) органов региональной власти и местного самоуправления – 9,8%;

социально ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО) – 8,7%;

коммерческих организаций – 0,25%.

 

В массив данного исследования вошло 252 анкеты руководителей  добровольческих объединений (первая группа) и 63 анкеты специалистов некоммерческих организаций, не зарегистрировавшихся в качестве добровольческих объединений (вторая группа).

В ходе анализа профессиональной связей организаторов волонтерства с различными структурами, отчетливо видно, что именно учебные заведения и государственные/муниципальные органы власти остаются базой добровольческой деятельности на региональном и местном уровне.

Так, среди респондентов первой группы 41,7% — сотрудники образовательных учреждений, 25% — служащие государственных и муниципальных учреждений, 11,1% — студенты, учащиеся,  11,1% — гражданские активисты, специалисты СО НКО.

В то же время основным родом занятий  представители второй группы обозначили себя как: 38,1% — сотрудники образовательных учреждений,  33,3% — руководители и специалисты СО НКО,  14,3% — служащие государственных/муниципальных учреждений, 9,8% — пенсионеры.

Гендерный состав респондентов  первой группы: 16,7% опрошенных – мужчины, 83,3% — женщины; второй группы: 28,6% — мужчины, 71,4% — женщины, т.е. гендерная дистанция несколько короче.

Возрастной состав респондентов первой группы представлен следующим образом: до 35 лет – около 40% (38,9%), 35-45 лет – 25%, 45-55 – 25%, свыше 55 лет – 9,7%.

Респонденты второй группы несколько старше. Почти половина из них  (45,6%) — старше 55 лет, треть (30,6%) – возрастом 45-55 лет, каждый пятый (19%) –  35-45 лет и только около 5% (4,8%) – моложе 35 лет.

Таким образом, несмотря на различия в обеих группах респондентов, ядро организаторов волонтерских/добровольческих объединений и групп составляют лица возрастом от 35 до 55 лет – более половины опрошенных.

По результатам опросов респондентов, добровольческая деятельность объединений и групп тесно связана с местом жительства. Если работа СО НКО (вторая группа) ограничена Волгоградом и Волжским (90,5%), то представительство первой группы значительно шире: только половина опрошенных (48,6%) проживают в Волгограде и Волжском; треть (29,3%) – в областных городах (Михайловка, Фролово, Камышин, Урюпинск, Калач-на-Дону, Жирновск и др.); каждый пятый (20,4%) – житель села/станицы/хутора.

Ответы опрошенных руководителей добровольческих объединений региона (первая группа) показывают, что 2/3 (66.7%) из них работают менее 3 лет, из которых половина – менее 1 года. Каждая пятое объединение (18%) существует менее 5 лет, и только 15% — свыше 5 лет.

В группе СО НКО (вторая группа) картина следующая: треть организаций (33, 3%) работают около 5 лет и 2/3 (66,7%) – более 10 лет.

Участники опроса были единодушны в ответах на вопрос о включенности в добровольческую деятельность: за последний год показали высокий уровень участия более 90% респондентов обеих групп.

Укорененность организаций, по мнению респондентов, напрямую связаны с числом привлеченных волонтеров к их деятельности. За прошедший год опрошенные указали на следующие количественные характеристики.  Треть респондентов первой группы (29,1%) заявили о привлечении к своей деятельности до 10 чел., четверть – до 15 чел., 15,3% – до 20 чел., 9,7% – до 50 чел., 9,7% – свыше 50 чел., около 5% (4,8%) – свыше 100 чел. СО НКО (вторая группа) за прошедший год к своей деятельности привлекли: до 50 чел. –  38,1%, до 100 чел. – 33,3%, свыше 100 чел. – 14,3%, до 20 чел. – 14,3%.

Число добровольцев, привлеченных каждой организацией, по месту жительства различаются следующим образом. За прошедший год объединения Волгограда и Волжского, в среднем, привлекали примерно до 50-60 добровольцев, в областных городах – порядка 10-20 добровольцев, в селах – до 10.

 

  1. Приоритетные направления добровольческой деятельности в регионе, мотивы и формы развития волонтерского труда

 

Материалы исследования выявили приоритетные направления добровольческой деятельности, на которые указали респонденты. Опрос респондентов первой группы показал следующие результаты (отмечены все возможные варианты): 63,9% — патриотическое волонтерство, 59,7% — экологическое,  56,9% — социальное, 47,2% — событийное, 45,8% — спортивное, 40,3% — культурное, 12,5% — помощь животным, 9,8% — интеллектуальное волонтерство, 6,9% — волонтерство общественной безопасности, 1,4% — волонтеры в медицине.

Респонденты СО НКО (вторая группа) отметили следующие направления: 57,1% — интеллектуальное волонтерство,  52,4% — экологическое, 28,6% — патриотическое, 28,6% – событийное, 23,8% — социальное, 19% — культурное, 19% — спортивное.

Инициаторы добровольческих мероприятий (первая группа), обозначившие себя сотрудниками государственных/муниципальных органов власти, образовательных и социальных учреждений, выделили как приоритетные следующие направления деятельности (несколько вариантов ответов): патриотическое волонтерство – 47,2%, экологическое – 45,8%, социальное  – 37,5%, культурное  – 32%, спортивное – 31,9%, событийное – 27,8%, помощь животным – 9,7%, интеллектуальное – 7%.

Инициаторы добровольческих мероприятий, которые обозначили себя как руководители СО НКО, подчеркнули в качестве приоритетных направления: экологическое волонтерство – 21,8%, событийное – 21,8%, интеллектуальное – 20,4%, социальное – 17,1%, культурное, спортивное и патриотическое – по 12,3%.

Среди целевых групп благополучателей руководители добровольческих объединений (первая группа) отметили (несколько вариантов ответов):  68,1% — пожилые люди, 50% — люди, находящиеся в трудной жизненной ситуации, 41,7% — люди и организации, работающие в сфере культуры, 37,5% — больные дети, дети-сироты, 36,1% — инвалиды, 33,3% — люди и организации, работающие в сфере экологии и охраны окружающей среды, 23,6% — люди и организации, работающие в сфере массового спорта, 18,1% — животные, 11,1% — бездомные.

В то же время среди целевых групп благополучателей руководители и специалисты НКО (вторая группа) указали на (несколько вариантов ответов): 52,4% — люди и организации, работающие в сфере экологии и охраны окружающей среды, 47.6% — люди и организации, работающие в сфере культуры, 47,6% — больные дети, дети-сироты, 38,1% — пожилые люди, 23,8% — инвалиды, 23,8% — люди, находящиеся в трудной жизненной ситуации, 23,8% — животные, 4,8% —  люди и организации, работающие в сфере массового спорта.

 

Насколько успешна добровольческая деятельность в регионе 44% опрошенных ответили положительно, несколько больше (47,2%) согласились с формулировкой «в чем-то успешно, в чем-то нет», остальные затруднились ответить.

Что касается результатов добровольческой деятельности по месту жительства, то более 60% респондентов первой группы ответили положительно, 25% — отрицательно, остальные воздержались. В то же время 2/3 представителей СО НКО (вторая группа) полагают, что  «в чем-то успешно, в чем-то нет», остальные затруднились ответить.

Способствует ли решению общественно значимых проблем добровольческая деятельность, по мнению 73,6% респондентов первой группы – «да, способствует», остальные затруднились ответить.

С точки зрения СО НКО (вторая группа) ситуация выглядит не так однозначно: около 60% (57,1%) согласились с позицией «иногда способствует, иногда нет, трудно сказать», 19,0% отметили позицию «определенно способствует», 10% — «не способствует».

По оценке руководителей добровольческих объединений (первая группа) инициаторами и организаторами акций с привлечением волонтеров выступают (несколько вариантов ответов): 33,3% — образовательная организация,  25% — работодатель, 22,2% — общественная, некоммерческая организация, 16,7% — СМИ, социальные сети, 15,9% — органы власти.

В то время, по мнению руководителей и сотрудников НКО  (вторая группа) инициаторами и организаторами привлечения добровольцев в проекты выступают: 81% — некоммерческая организация, 19% — работодатель, 14,8% — СМИ, социальные сети.

О масштабе и влиянии деятельности добровольческой организации свидетельствуют ответы респондентов на вопрос о круге лиц, знакомых с их волонтерским трудом. Из числа всех опрошенных (возможны несколько вариантов) 90,3% назвали коллег, 82% — членов семьи и родственников, 75% — друзей. Другие варианты ответов отмечены не были.

Активные формы волонтерской деятельности за прошедший год зафиксированы респондентами первой и второй групп в качестве участия в форумах, слетах, круглых столах в сфере добровольчества: 50% заявили об участии, 44, 4% — не участвовали. Жители малых городов (32%) и сел (22%) заявили об участии. Остальные не участвовали, либо воздержались от ответов.

Участие в конкурсах в сфере добровольчества отметили положительно 52,8% респондентов первой группы и 23,8% респондентов второй группы; не участвовали – 44,4% и 47,6% соответственно,  2,8% респондентов первой группы и 28,6% респондентов второй группы затруднились ответить.  О своем участии в конкурсах в сфере добровольчества заявили 14% организаций малых городов и 12% сельчан.

Говоря о развитии добровольческой деятельности в регионе в прошедшем году, респонденты отметили наличие поддержки движения со стороны органов власти. При этом респонденты первой группы полагают, что приоритетными направлениями такой поддержки являлись (несколько вариантов ответов): 63,9% —  патриотическое волонтерство, 59,7% — спортивное, 48,6% — экологическое, 47,2% — социальное,  45% — культурное, 33.3% — событийное, 25% — донорство, 22,2% — помощь животным, 19,4% — волонтерство общественной безопасности.

С точки зрения СО НКО (вторая группа) органами местной власти поддерживались следующие направления: 52,4% — событийное волонтерство, 38,1% — экологическое,  33,3% – спортивное, 28,6% — патриотическое, 23,8% — социальное волонтерство, 19,0% — культурное, 9,5% — донорство. Свыше четверти опрошенных отметили позицию «никакие».

На вопрос о мерах поддержки волонтерской деятельности, с которыми реально сталкивались руководители добровольческих объединений (первая группа), респонденты ответили следующим образом (несколько вариантов ответов): 45,8% — семинары, школы волонтеров, 43,1% — почетные грамоты,  41,7% — социальная реклама, 40,3% — проведение форумов, конференций по вопросам добровольчества, 26,4% — предоставление помещений для проведения мероприятий, 20,8% — публикация методических материалов, рекомендаций по волонтерству, 12,5% — дополнительные баллы ЕГЭ. 15% опрошенных отметили, что не сталкивались с таковыми.

В то же время руководители и сотрудники НКО (вторая группа) отметили позиции:  47,6% — предоставление субсидий/грантов для реализации проектов, 28,6% — проведение форумов и конференций по вопросам добровольчества,  19% — почетные грамоты, 14,3% — билеты в музеи, на культурно-массовые мероприятия, 9,5% — дополнительные баллы ЕГЭ, 9,5% — семинары, школы волонтеров, 4,8% — предоставление помещений для проведения мероприятий, 4,8% — публикация методических материалов, рекомендаций по волонтерству. Около половины (47,6%) респондентов затруднились ответить.

Вышеперечисленные меры поддержки 2/3 респондентов (66,7%) первой группы считают полезными, остальные воздержались от ответов.   Респонденты второй группы были более скептичны в оценках. Так,  около половины (48,9%) респондентов затруднились ответить, 42,8% считают полезными, остальные ответили отрицательно.

На развитие масштабов и форм движения в регионе во многом влияют мотивы участников добровольческой деятельности. В целом система мотивов волонтерской активности достаточно устойчива. В ходе массового опроса было выделено четыре основных фактора, мотивирующих к участию в добровольческой деятельности. По степени убывания распространённости (первая группа) это (несколько вариантов ответов): ориентация на расширение контактов – 40%, на личностные мотивы – 31%, на карьерные перспективы – 27%,  социально значимые (альтруистические) – 11%; вторая группа соответственно: социальные контакты –  56%; карьера – 16%, альтруизм – 15%, личные мотивы – 13%.

Ни один из этих факторов не стал определяющим, то есть ни один не присутствовал у всех участ­ников опроса. Значимые различия можно наблюдать  лишь у респондентов разных воз­растных групп. У молодежи на первый план выходит мотивация, связанная с желанием приобрести нужные для работы опыт и навыки, пообщаться и просто приятно провести время, у старшего поколения – альтруизм, желание помогать, общаться.

 

  1. Трудности и проблемы добровольчества, стимулы и перспективы их устойчивого развития.

 

По мнению участников опроса, развитию добровольчества препятствуют как факторы внешней среды, так и внутренние проблемы становления самого движения.

На вопрос о проблемах работы своей организации руководители добровольческих объединений (первая группа) дали следующие ответы (несколько вариантов): 73,5% — финансы, 25% — организационные трудности, 23,6% — недостаток добровольцев, 23,6% — недостаточная поддержка со стороны власти, 18,1% — недостаточная поддержка со стороны населения, 15,3% — отсутствие организаций-партнеров, 13,6% — недостаточное внимание со стороны СМИ, 11,1% — несовершенство законодательной базы, 9,7% — низкая квалификация участников проектов.

Руководители и специалисты СО НКО (вторая группа) ранжировали  следующие проблемы своих организаций: 81% — финансы, 61,9% — недостаточная поддержка со стороны власти, 47,6% — аренда помещений, 47,6% — организационные трудности, 38,1% — недостаток добровольцев, 33,3% — недостаточное внимание со стороны СМИ, 19% — низкая квалификация участников проектов, 9,5% — недостаточная поддержка со стороны населения, 4,8% — несовершенство законодательной базы.

Мобилизуя резервы развития добровольческих объединений, респонденты, судя по их высказываниям, указали, за счет каких средств осуществляется деятельность их организации. Получены следующие результаты (несколько вариантов ответов): 77,8% — собственные средства, 22,2% — благотворительные пожертвования граждан, 15,3% — федеральные гранты, 9,7% — благотворительные пожертвования бизнеса, 8,3% — местные гранты/субсидии, 4,2% — благотворительные пожертвования НКО.

Важным резервом развития результативного добровольчества (волонтерства) выступает координация действий волонтерских объединений на основе места жительства и/или рода деятельности. 44,4% респондентов первой группы заявили о том, что неоднократно участвовали в совместных мероприятиях, 18,1% — участвовали 1 раз, остальные либо не участвовали, либо затруднились ответить. Что касается респондентов НКО (вторая группа), то треть (33,3%) участвовали неоднократно, остальные либо не участвовали, либо воздержались от ответов.

Несколько по-другому выглядит картина совместной деятельности в малых города и селениях области. Из числа респондентов там проживающих, в совместных действиях участвовали 28% сельских объединений и 25% — малых городов. Не координировали свои действия с родственными организациями 20% горожан и 25% селян.

Таким образом, участники исследования подтвердили, что разобщенность является одной из серьезных проблем результативности добровольческой деятельности, как по отраслевому, так и территориальному признаку. Раздробленный характер движения придает волонтерству очаговый, а следовательно локальный и неустойчивый характер.

Проблемы координации волонтерской деятельности региона и местных сообществ призван решать ресурсный центр поддержки добровольчества как важнейший элемент инфраструктуры движения. На вопрос об информированности участников опроса о наличии в регионе такого центра  65,3% руководителей добровольческих объединений (первая группа) и 47,6% представителей СО НКО (вторая группа) ответили положительно,  остальные  затруднились ответить. Среди объединений малых городов и сел только 21% и 12,5% информированы о наличии регионального центра.

По мнению опрошенных, среди услуг ресурсного центра, которые могли бы быть востребованы для развития движения, респонденты назвали (несколько вариантов ответов): 58,3% — образовательные услуги, проведение обучающих мероприятий,  семинаров, 44,4% — методическая поддержка, выявление и тиражирование лучших практик, 31,9% — привлечение волонтеров к реализации различных проектов, 30,6% — нематериальное поощрение участников волонтерского труда, 29,2% — предоставление финансовой/материальной поддержки, 22,2% — оказание юридических, бухгалтерских, грантовых и иных консультаций, 20,8% — информационная поддержка в СМИ и Интернете, 16,7% — предоставление помещения для деятельности волонтерских организаций, 9,7% — предоставление интересов волонтеров, организаций взаимодействия с партнерами, органами власти и госучреждениями. 26,4% респондентов обращались в ресурсный центр со своими запросами; при этом 4,2% получили положительный отклик.

Особо востребованными, по мнению респондентов, являются образовательные программы, участниками которых стали за последний год более трети (37,5%) добровольцев. Наиболее значимыми темами (несколько вариантов) они назвали: 59,6% — организация добровольчества, 54,9% — социально проектирование, 18,1% — курсы по профилю деятельности организации, 16,7% — взаимодействие с властью и бизнесом, 12,5% — социальная реклама и PR.

Перспективы развития и укрепления системы добровольческой деятельности в регионе, участники опроса осветили как со стороны внутреннего состояния движения, так и взаимоотношения с органами региональной/муниципальной власти.

На вопрос о том, что необходимо предпринять самим добровольцам, с тем, чтобы их труд был результативным и необходимым людям, руководители волонтерских объединений (первая группа) отметили (несколько вариантов ответов): 62.5% — повысить собственные профессиональные компетенции, 58,3% — организовывать совместные с другими волонтерскими организациями проекты, обмен практиками деятельности, 40,3% — предусмотреть нематериальное поощрение (грамоты, благодарственные письма, призы), 38,9% — предусмотреть бонусы за добровольческий труд, 38,9% — предоставлять оборудование, спецформу, инструменты и т.п., 36,1% — обеспечить помещение, транспорт, 30,6% — приобрести управленческие компетенции, 30,6% — обеспечить привлечение СМИ.

В то же время, руководители СО НКО (вторая группа) ответили следующее: 81% — повысить собственные профессиональные компетенции, 71,4% — организовывать совместные с другими волонтерскими организациями проекты, обмен практиками деятельности, 66,7% — приобрести управленческие компетенции, 47,6% — предусмотреть нематериальное поощрение (грамоты, благодарственные письма, призы), 23,8% — обеспечить привлечение СМИ, 19,0% — предусмотреть бонусы за добровольческий труд, 14,3% — предоставлять оборудование, спецформу, инструменты и т.п., 4,8% — обеспечить помещение, транспорт.

Определяя запрос к региональным/муниципальным властям с на поддержку развития добровольческого движения, руководители таких объединений (первая группа) высказали следующие пожелания (несколько вариантов): 73,6% — финансировать акции и проекты, 65,3% — предусмотреть бонусы за добровольческий труд (путевки, поездки на форумы, баллы ЕГЭ и т.п.), 54,2% — предусмотреть нематериальное поощрение (грамоты, благодарственные письма, призы), 47,2% — предоставлять оборудование, спецформу, инструменты, 44,4% — обеспечить помещение, транспорт, 30,6% — обеспечить привлечение СМИ.

Руководители и специалисты НКО (вторая группа) считают необходимым: 81% — финансировать акции и проекты, 66,7% — обеспечить помещение, транспорт, 57,1% — предоставлять оборудование, спецформу, инструменты, 57,1% — предусмотреть нематериальное поощрение (грамоты, благодарственные письма, призы), 38,1% — обеспечить привлечение СМИ,  23,8% — предусмотреть бонусы за добровольческий труд (путевки, поездки на форумы, баллы ЕГЭ и т.п.).

Таким образом, респонденты обеих групп однозначно на первое место проблем развития добровольческой деятельности выдвинули острую нехватку финансовых средств, что свидетельствует о хроническом недофинансировании организаций общественной активности и некоммерческого сектора в целом. Понимание и приверженность безвозмездному характеру труда продемонстрирована, в большей степени, респондентами СО НКО, тогда как почти 2/3 «новых» добровольцев считают мотивом и условием участия в волонтерском труде предоставление бонусов и поощрений. В то же время,  нематериальные стимулы со стороны власти считают фактором поддержки волонтерского движения более половины всех опрошенных.  К этой позиции также можно отнести обращение к власти об информационном освещении в СМИ добровольческих практик.

Говоря об укреплении деятельности своих организаций, респонденты обеих групп единодушно полагают, что их основная задача – повышение профессиональных компетенций и организация совместных действий с партнерами. Причем, со стороны СО НКО оценка этих позиций значительно выше. Обращает на себя внимание высокая оценка специалистов СО НКО функций управленческих компетенций, в то время как руководители добровольческих объединений ставят эту позицию на последнее место.

 

Выводы

Мониторинг результативности и устойчивости добровольческой деятельности региона отчетливо показал, что, несмотря на существующие традиции волонтерства, в его нынешнем виде этот социальный институт является новым и еще не окончательно сформированным и оформившимся. Препятствия и трудности, присущие региональному добровольчеству связаны, по большей части, с «проблемами роста», взрывным характером создания групп и организаций, что порождает непропорциональный и хаотичный характер деятельности с неоднозначными, подчас противоречивыми, результатами.

На сегодняшний день проблемой, по мнению участников опроса, является то, что вне и внутри добровольческого сообщества не сложилось общепринятого представления о том, что может считаться волонтерством, чем должны и чем не должны заниматься добровольцы, в каком формате действовать добровольческим/волонтерским объединениям и т.д.

Материалы исследования показали, что организаторами и руководителями большинства добровольческих групп и объединений выступают руководители и специалисты образовательных, социальных и культурных, государственных/муниципальных органов власти, средних и высших учебных заведений, а также руководители СО НКО. Средний возраст большинства организаторов волонтерских объединений, в т.ч. молодежных и детских, составляет 35-55 лет, в основном, это представители гуманитарных профессий. В своих ответах и комментариях респонденты акцентировали ряд моментов и особенностей, присущих нынешнему состоянию добровольческого труда, и подчеркнули актуальные пути поиска резервов и ресурсов развития сообщества.

Во-первых, выявлено несоответствие государственного/муниципального запроса в добровольческой деятельности и общественные инициативы «снизу», на уровне самоопределения волонтеров. Подавляющее большинство волонтерских объединений региона созданы относительно недавно и по инициативе «сверху», массовой базой которых являются высшие и средние учебные заведения, государственные/муниципальные учреждения культуры и соцзащиты.В дальнейшем это может серьезно отразиться на масштабах волонтерства и общественно значимых его направлениях, устойчивости и результативности. Ведь добровольчество – это не только безвозмездный труд, но и самостоятельная организация труда, независимый выбор кому и как помогать, каким способом и в каком направлении объединять ресурсы.

Во-вторых, содержание и направление добровольческой деятельности. Сегодня, в подавляющем большинстве,  это разовое волонтерство – отдельные акции: сопровождение массовых мероприятий, спортивных соревнований, фестивалей и иных культурных событий. Значительно реже представлены социальные, экологические и иные содержательные, трудовые направления деятельности, наиболее устойчивые и необходимые для местного населения.

В-третьих, добровольческие организации действуют чрезвычайно разрозненно, без взаимной поддержки и даже без информирования о работе или мероприятиях друг друга. На сегодняшний день, роль регионального волонтерского центра, призванного координировать эту деятельность, весьма скромна: он пока не обрел доверия и авторитета ни в среде добровольческого сообщества, ни в глазах органов власти.

Организация общественной активности выступает как результат профессиональной деятельности, продуктом которой является формирование и выстраивание кадрового состава управления региональной системой волонтерской деятельности, в отсутствии которой невозможно рассчитывать перспективы социальных действий. Без устойчивой работающей инфраструктуры, подготовки кадров руководителей и координаторов-управленцев, добровольчество рискует исчерпать деятельностный потенциал, сосредоточившись на единичных публичных демонстрационных акциях или перейти в виртуальное пространство.

 

Социологическая группа

Волгоградского Института гражданского общества

 

Волгоград, 2020

Проекты
Новости